Ник Бор (maxnicol) wrote,
Ник Бор
maxnicol

Categories:

с заботой о зрителях

Неделю назад, в пятницу на пленарном заседании в доме 7 по Моховой ул. В числе прочих вопросов рассматривались проекты федеральных законов № 163560-6 «Об охране здоровья граждан от воздействия окружающего табачного дыма и последствий потребления табака» - во втором чтении, а также был рассмотрен проект федерального закона о запрете пропаганды гомосексуализма среди несовершеннолетних
http://www.pnp.ru/news/detail/10168

Сам я бросил курить много лет назад – еще когда в ходил в море, дым сигарет меня раздражает, а запах пепельниц, окурков, прокуренной одежды и помещений мне резко неприятен. Казалось бы – ну и чем меня-то напрягает антитабачный закон?

А вот этим, в частности моментом.
Радикально мыслящие депутаты предлагали голосовать за «запрещение демонстрации табачных изделий и процесса их потребления в аудиовизуальных произведениях и передачах», если перевести на человеческий русский язык – речь идет о запрете на сцены с курением в кино- и телефильмах.
Пока принята более мягкая формулировка: «запрещение <…> в предназначенных для детей аудиовизуальных произведениях и передачах».
Поскольку о вновь создаваемых произведениях там говорится отдельно, речь идет о недопустимости сцен курения в уже существующих, давно созданных фильмах для детей и подростков, некоторые из них вошли в классику кинематографа.

Декларируя борьбу с курением и табачными изделиями – они, на самом деле, обеспечивают себе опорные точки для вмешательства в творческие процессы и управление культурным наследием, ни в каком управлении, разумеется, не нуждающемся.
Думцы настойчивы и упорны - других и не избирают – так что думаю, со временем они сумеют распространить запрет и на взрослые фильмы, а там и до литературы доберутся.
Впрочем, до запрета на книги с курящими персонажами еще есть какой-то запас времени, так что рассмотрим, как будет работать запрет на курение в кинематографе.

Достичь «запрещения демонстрации процесса потребления табачных изделий», как понимаю, можно двумя способами: просто изъять все фильмы, где курят, из проката – или вырезать оттуда кадры с «табачными изделиями».

Ну, пострадают, конечно, фильмы про индейцев с их трубками мира, а еще про бизнесменов и гангстеров с сигарами – но скоро, небось, все американские фильмы и так запретят (наступление на американское начали почему-то с говядины), чего уж тут сигары жалеть. Снявши, как говорится, голову – по волосам-то…
Но как поступить с отечественной киноклассикой? В Крейцеровой сонате, например, Янковский вообще курит не переставая – спички ломает, одну за другой закуривает, тушит, вновь затягивается: сколько уже понаписали кинокритики об этом верно найденным Швейцером приеме отражения нервных душевных метаний Позднышева.
Запретить или изрезать?
Или отечественные фильмы про войну? – там ведь, как и в реальной жизни на войне, курят много. «Вспомню я пехоту, и родную роту, и тебя — за то, что ты дал мне закурить. Давай закурим, товарищ, по одной, давай закурим, товарищ мой!»
Ну и что теперь с Шульженко делать?
Или вот Штирлиц. Курит себе и курит – а без этого стимулятора ему ведь никакого Мюллера не обхитрить, не говоря уже о Гиммлере. Лиознову, конечно, никто с проката не снимет – это все равно, что Иронию судьбы запрещать – но если из «17-ти мгновений» вырезать все сцены с курением, то там от 12-серий от силы 10 останется.

Видимо, придется решать проблему с помощью современных технологий – и переделывать кадры в компьютерной графике. Задача стоит титаническая: отредактировать все фильмы в свете антитабачных постановлений – работы не меньше, чем черно-белые ленты раскрашивать. Но здоровье подрастающего поколения того стоит, да и бюджет под это дело можно будет освоить немалый.

Тихонов-Штирлиц может всю дорогу вертеть в руках перьевую ручку (он же отличный рисовальщик), подносить к губам, посасывать.
Так же можно спасти и экранизацию Толстого: пусть Янковский-Позднышев ломает пальцами карандаши A.W. Faber из коробки.

Определенная сложность есть с «Тарасом Бульбой».
Гибнет главный герой – это я объясняю малообразованным ботам, набег которых по ключевому слову «дума» в комменты вполне допускаю – потому что вернулся за оброненной им любимой трубкой.
«И пробились было уже казаки, и, может быть, еще раз послужили бы им верно быстрые кони, как вдруг среди самого бегу остановился Тарас и вскрикнул: «Стой! выпала люлька с табаком; не хочу, чтобы и люлька досталась вражьим ляхам!»
И погиб он за трубку и кисет табаком в страшной сече: нагнулся старый атаман и стал отыскивать люльку с табаком, спутницу на морях, и на суше, и в походах, и дома.
Казалось бы, вот уж наглядное и буквальное подтверждение тезисов антитабачной агитации: курение убивает: «И грохнулся он, как подрубленный дуб, на землю. И туман покрыл его очи».
Но нельзя же будет в фильмах «демонстрировать табачные изделия»! А что еще небольшое, но настолько ценное, чтобы за этим стоило возвращаться, мог обронить запорожский атаман?
Думаю, удачной антитабачной находкой будет обогатить образ Тараса телефоном.
Поучительная – и понятная молодежи реплика станет такой:
- Стой! выпала мобила с картой памяти, - закричал зычно Бульба, - не хочу, чтобы и мобила с телефонной книгой досталась вражьим ляхам!
А позже можно будет и в книжках подправить.
Чем создатели новой реальности заменят кальян гусеницы в «Алисе» пока не знаю, но несомненно придумают что-нибудь.

Время на переделку фильмов до 2015 г., когда закон должен вступить в силу, еще есть.
А пока нужно как можно скорее начать борьбу с пропагандой гомосексуализма среди несовершеннолетних не на словах, а на деле.
Для начала можно убрать куда-нибудь с глаз подальше памятник неизвестному педофилу

А то ведь это, если присмотреться, вообще черт знает что такое.
Tags: дурилки картонные, здравоохранение, из интернета разное, культурные проекты, метро, скульптура, фото
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 34 comments