Ник Бор (maxnicol) wrote,
Ник Бор
maxnicol

Category:

изуродовать мозги

Тихо и не очень заметно вчера вступил в силу закон о запрете ненормативной лексики в произведениях искусства и СМИ, принятие которого инициировал глава комитета Госдумы по культуре Станислав Говорухин. Закон запрещает использование нецензурной лексики при публичном исполнении произведений литературы и искусства: в театральных постановках, на концертах, а также при показе фильмов в кинотеатрах. Печатную и аудиовизуальную продукцию, в которой содержится бранная лексика, теперь можно продавать только в специальной упаковке.
Не очень понятно, как будут теперь читать со сцены Маяковского - погуглите, например
"вам ли любящим баб да блюда жизнь отдавать в угоду"
http://yandex.ru/yandsearch?lr=213&msid=22886.11561.1404278650.86276&text=%D0%B2%D0%B0%D0%BC+%D0%BB%D0%B8+%D0%BB%D1%8E%D0%B1%D1%8F%D1%89%D0%B8%D0%BC+%D0%B1%D0%B0%D0%B1+%D0%B4%D0%B0+%D0%B1%D0%BB%D1%8E%D0%B4%D0%B0+%D0%B6%D0%B8%D0%B7%D0%BD%D1%8C+%D0%BE%D1%82%D0%B4%D0%B0%D0%B2%D0%B0%D1%82%D1%8C+%D0%B2+%D1%83%D0%B3%D0%BE%D0%B4%D1%83
Сами поисковые системы теперь, наверное, почистят и перенастроят: всё эти слова из цитат уберут, так что хрен что найдешь, а тем, кто набирает ключевое слово на Е, П или Х, станут приходить штрафы на немалые суммы, а потом их (нас!) и вовсе лишат права пользования интернетом.

Как теперь читать со сцены - непонятно, зато очень понятно, что теперь будет с чтецом-декламатором.
Привлекать за нецензурную брань в настоящее время можно по двум статьям КоАП — «Оскорбление» (штраф на граждан от 1 тысячи до 3 тысяч, на юрлиц — от 50 тысяч до 100 тысяч рублей, а за прилюдное оскорбление — на граждан от 3 тысяч до 5 тысяч, на юрлиц — от 100 тысяч до 500 тысяч рублей) и «Мелкое хулиганство» (штраф от 500 до 1 тысячи рублей или арест до 15 суток).
http://www.gazeta.ru/politics/news/2013/03/19/n_2806729.shtml

Ханжеской попыткой недостаточно образованных законодателей оградить население от чего-то по их мнению дурного это может показаться только на первый взгляд.
На самом же деле на наших глазах власть покушается на уничтожение нашей национальной культуры, и начали они с базовой основы культуры - с русского языка.
Это даже не пятая колонна - а уверенные в своей безнаказанности диверсанты.

Наступление на язык начиналось исподтишка, с букв: то выдавили из обращения Ё, то один энтузиаст доказывал ненужность Ы, теперь взялись на слова, причем ударили сразу по нашему уникальному достоянию - крепким озорным словечкам, нехитрым набором которых народ может выразить любую мысль и эмоцию. Причем этими – одними и теми словами – органично легко можно высказывать диаметрально противоположные точки зрения, придавая им при этом совершенно разную не только смысловую, но и эмоциональную окраску: восхищение, разочарование, категорическое отрицание и несогласие, полное одобрение, недоумение, сожаление, сочувствие, ненависть или самую искреннюю любовь.
С этими – и этими! – словами брала города армия Пугачева, гнали из России французов и фашистов, строили ДнепроГЭС, Магнитку и БАМ, поднимали целину, запускали в космос Гагарина, побеждали канадских профессионалов.
Да и сейчас – с этими словами мы болеем за наши сборные, переживаем, когда не взлетели очередной Протон или Ангара, ловим рыбу и меняем колеса, и они помогают уменьшить боль тем, кто уронит на ногу молоток или утюг.
Наш язык – действительно велик и могуч, и это не просто фраза из учебника.
Наш язык невероятно гибок и богат, и таким языком нужно гордиться – а не стыдливо гнобить его репрессивными законами.
Штрафы и наказания за использование национального языка, подавление его – это тактика захватчиков на оккупированных территориях, разумными действиями любящего народ правительства назвать это нельзя.
И если наша ненормативная лексика является органичной частью нашей жизни – как можно изымать этот языковый пласт из искусства, саму же нашу жизнь и отражающего?
Или депутаты полагают искусством наши не имеющие никакого отношения к жизни телесериалы из ароматизированной пластмассы?

Вчера в теленовостях депутат Драпеко искренне и задушевно (она актриса, эта Драпеко, их специально этому учат – чтобы искренне и задушевно) объясняла, что они не сами всё это придумали, что были многочисленные письма: запретить мат на телевидении – мол, невозможно же уже стало смотреть и слушать, а тут ведь еще и дети.
Ну, во-первых, это родители должны не пускать детей шарить по программам, где звучит нецензурная лексика, а не депутатам лезть в это с запретами,
во-вторых, можно подумать, что мату дети учатся из телевизора,
ну а в третьих: если и бороться за чистоту речи на телевидении, в новостных программах и в развлекательных шоу – при чем здесь литература и искусство?

Ну и конечно – таких трудящихся, которые что-то просят у правительства, всегда хватает с избытком, только вот правительству, если оно профессиональное и неглупое, поступающие просьбы нужно как-то отфильтровывать.
Люди постарше помнят, как в СССР трудящиеся просили разрешить им выходить на неоплачиваемые субботники, не выплачивать им незаконные премии, снизить продажи в магазинах вредных сливочного масла и сахара, увеличить стоимость проезда в трамвае и троллейбусе с 3 коп. и 4 коп. соответственно до 5 коп., как в автобусе и метро («а то, когда стоимость разная, людям неудобно, потому что можно запутаться»), а еще раньше трудящиеся не только просили, а даже требовали, посадить всех врачей-вредителей, запретить лженауки генетику и кибернетику, отправить евреев в приамурскую тайгу (там для них даже успели создать в 1934 г. специальную автономную обл.), а еще в 30-е годы – расстрелять всех троцкистов-зиновьевцев – «белогвардейскую банду двурушников и убийц».
Трудящиеся – часто это подписывающиеся так журналисты – много чего такого просят, не всё нужно выполнять, а на многое правительству лучше бы и не реагировать.
https://lurkmore.to/%CF%EE_%EC%ED%EE%E3%EE%F7%E8%F1%EB%E5%ED%ED%FB%EC_%EF%F0%EE%F1%FC%E1%E0%EC_%F2%F0%F3%E4%FF%F9%E8%F5%F1%FF

А то потом народ попросит запретить серый цвет в живописи – как пессимистичный – и штрафовать художников за оскорбление вкуса трудящихся использованием пепельных и жемчужно-серых оттенков.
Или вот еще поступят просьбы изъять из партитур ре-минор d-moll – как слишком минорную тональность, а то ведь такую грусть еще и дети могут услышать.

И ладно бы я шутил или иронизировал: ведь у депутатов на очереди уже стоит в повестке изъятие и запрет иностранных слов. Интересно – как и какими русскими словами будут тогда называть себя сами эти депутаты в этом своём парламенте? Что они там будут вести вместо дискуссий, каким синонимом станут обозначать своего спикера и вице-спикера?
В «1984» Оруэлла тоже была специальная комиссия, убиравшая слова из словарей. Целью этой деструктуризации было сознательное последовательное обеднение словарного запаса народа, чтобы, став чрезвычайно скудным, язык, позволяя выражать мысли только в отношении конкретных объектов и физических действий, мог годиться лишь для бытовых нужд и стал непригоден для философских размышлений на абстрактные темы.
Ведь если слова нет в лексиконе – его нет и в нашей голове для обозначения того или иного понятия, а если нет термина для обозначения понятия, со временем забудется и само понятие, объяснял Оруэлл: например, нельзя – просто нечем – думать о категориях свободы, не имея такого слова вообще.

До недавнего времени сложность ассоциативных рядов при мышлении, сложность нашего мыслительного процесса, само качество человеческой мысли в немалой степени определялись богатством словарного запаса индивидуума – и чем богаче наш лексикон, тем большим количеством категорий и более сложными категориями способен оперировать человек разумный.
Не знаю, кому и зачем потребовалось уменьшать количество мыслящих существ в нашей стране, но сами попытки сокращать наш словарный запас – это, несомненно, преступление против страны и народа, тяжелое вредительство.

Памятник неизвестной букве


И напоследок.
Попытки сократить словарь, убирая оттуда иностранные слова, обозначающие новые понятия, процессы, изобретения и научные открытия - это ограничение доступа к информации, инструмент оглупление населения.
Попытки изъять из обращения русский мат - поиск шагов по уничтожению мистического лингвистического стержня, позволявшего русскому народу преодолевать с усмешкой и матерком любые жизненные невзгоды и катаклизмы.
Объединение властью усилий на этих двух векторах вряд ли может окончиться успехом - но трудностей у нас впереди прибавится.

Впрочем, есть и чему радоваться.
Самое дурное у этих власть имущих - это их нездоровая тяга запрещать. Неважно что: мат, высокие каблуки, боржоми, кружевное бельё, кеды, украинский сыр, балетные тапочки или рижские шпроты.
Они думают: запретить! - и дело с концом, проблемы решены.
А хорошо в этой ситуации, что времена всё же немного изменились. Ведь еще относительно недавно столь же легко отдавали команду "расстрелять".
Tags: политика, русский язык, фото
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 64 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →