August 7th, 2006

а когда на море качка

Все люди укачиваются неодинаково, а и прикачиваются все по-разному.
Короткая волна Черного моря при выходе из Керчи на Босфор зовет если не поблевать, то хотя бы не пить и не есть даже тех, кто потом будет спокойно стоять у штурвала в ревущих сороковых вахты в штормы под девять баллов, длящиеся по несколько суток.
Есть и такие, кто по два месяца лежат себе с лицом реально фейхуевого цвета, и никакой аэрон им не помогает, а если и встают – то только чтобы проблевать голой желчью, ибо в желудке там давно хуже вакуума. Даже спиртяшку не пьют по два месяца – потому что у них и без того типа похмелье тяжелейшее круглосуточное. А потом вдруг за полчаса розовеет такой человек, и пробьет его на пожрать, да и стопаря требует: прикачался организм, значит.

Я вот в свою первую экспедицию пошел с легким ужасом, потому что голова у меня кружится даже от детских качельков и каруселей. Все, думал: не разогнусь там в море, а скорее – и наоборот: загнусь как раз.
И чего? Как вышли из Кальяо, пригород Лимы, отметил это событие парой литровок американской смирновки на четверых под пивко Serveza Pilsner Callao, да и провалился в сон на двое суток. Встал – уже берега не видно, палубу болтает вправо-влево на тридцать градусов, а в голове кристальная ясность и ясная четкость. Так с ними с тех пор и живу.
Collapse )