April 30th, 2007

увы, примерно так

То, что расмещено ниже - не демонстрация недружелюбия, не вызов, не - тем менее - желание обратить на себя внимание читателей. Это, скорее, попытка изобразить ситуацию такой, как она мне видится, и желание понять, где и в чем я ошибаюсь - если я ошибаюсь.

Впервые Эстония отведала российское присутствие в 1940 г., и понаехавшие гости носили тогда форму Красной Армии и НКВД. Спокойный быт небольшой республики был нарушен, и в Сибирь в вагонах для скота поехали эксплуататоры трудового эстонского народа: весь алфавит от аптекарей до яхтсменов. Видимо, не менее 300 тыс. человек.
Стоит ли удивляться, что освободителями от этого ужаса эстонцы посчитали занявших их страну немцев. Вообще, это, видимо, отдельная большая тема: осознать, что же такое успели там понаделать НКВДшники, если жители были рады фашистам как альтернативе.
А потом - после войны - русские в Прибалтику вернулись, и в Россию потянулись эшелоны с новыми арестованными - как правило, умирать. Наверное, кого-то и расстреливали прямо в Эстонии, да?
Я что-то неправильно рассказываю?
И Эстонию - как и Латвию, и Литву, как и Кенигсбергскую (потом Калининградскую) область - стали заселять переселенцами из метрополии: русскими, украинцами, белоруссами.
И так оно все в Прибалтике и тлело: осознание оккупированности. Да еще и язык.
Я много лет работал за границей, на Кубе жил 2 года. Русских специалистов, учивших там испанский, было немного. "Мы приехали помогать им строить социализм - пусть эти обезьяны и учат русский", - говорили инженеры и военные. То же самое было и во Вьетнаме. Ну - и в Прибалтике, наверняка, так же?
Что же удивляться тому, что Эстония пытается - пусть и задиристо - глотнуть, пока появилась возможность, свободы от Старшего Брата?
Все разговоры о нашей освободительской миссии - это же дешевые пропагандистские приемы, мы ведь это понимаем, да? Ведь освободители - это лишь те солдаты, которые освобождают, нет? А те, которые потом остаются, и начинают насаждать свои ценности - это, все-таки, оккупанты, а?
Все эти аляповатые памятники - да что им делать в чужой стране? Речь ведь не шла об уничтожении - лишь о переносе, да? Да еще и на кладбище, не просто абы куда. Почему прах Деникина и Шаляпина можно было переложить в более удобное место, а это захоронение - нельзя?
Почему детям и внукам оккупантов настолько непонятно, что они живут в чужой самостоятельной стране, и им уже никак не подчинить ее снова? Почему у этих русских в Эстонии так мало благодарности, так мало уважения к местной национальной культуре, и так много амбиций?
Почему, наконец, русская молодежь - не только в Эстонии, по всей России - так часто ностальгирует по тому непережитому ими времени, "когда Советский Союз все боялись", и при этом еще и удивляется, что русских не любят?