January 9th, 2008

9 января

Засунув - чтобы хоть как-то проснуться - лицо под струю воды, от холода которой сводит глаза и губы, и потом хлебая безвкусный от спешки кофе, чтобы вынести из дома в животе хоть немного тепла и допрыгать сквозь стылую жуть до работы:
- Вегетарианская, блин, среда. Хорошо хоть, что не стреляют.

драматургия

Позвонила мне матушка.
Которой уже, в общем, достаточно под 80. Или – изрядно за 70 – это у кого как достанет оптимизма посмотреть.
И спрашивает:
– А ты спектакль «Стакан воды» когда-нибудь смотрел?
– Нет, – отвечаю, – не довелось.
– А почему? – спрашивает.
– Ну, – напоминаю, – я ведь и так-то театр не особо люблю. А тут еще такое название. Ну о чем может быть такой спектакль? Первое, что приходит в голову – это Коллонтай с ее теорией стакана воды. Мол, что для нормальных коммунистов удовлетворить половую потребность – все равно, что воды выпить, если жажда. Но чопорный Ленин этот тезис осудил (боялся, что так все партейцы взахлеб перетрахаются, а строительство социализма республика и вовсе отложит), так что вряд ли советская власть так долго спектакль на эту тему бы мусолила. Ну что тогда остается? Значит, какие-нибудь басмачи комсомольца пытали в пустыне, а он даже за глоток воды им ни тайну никакую не выдал, ни крест, который ему нехристи подсовывали, не поцеловал: не отрекся от своей атеистической веры.
– Ага, говорит матушка, – вот все-таки, ты мой сын.
Ну, думаю, признала, значит. А она поясняет:
– Я ведь тоже никогда не смотрела, тоже, наверное, что-то такое подозревала.
Но тут вот уже который день по телевизору вообще смотреть нечего, ну я и рискнула. Включила, а там вообще хренотень тоскливая. Так и что ты думаешь? Этот Скриб, оказывается, француз 19 века. Так что мы с тобой идем в ногу, хотя и разные стороны, – неожиданно заключила она.