February 2nd, 2009

Фэн Юлань

В сборнике рассказов Кена Кизи (да-да, тот что "Над кукушкиным гнездом") Демон Максвелла, "Амфора", С.-Пб., 2004, 526 с. Там и ранние рассказы, докукушкинские, и достаточно поздние.

И вот одни небольшой. Поиски доктора Фэна.
Американский журналист едет в Пекин писать статьи о китайском марафоне. Может, это и сам Ken Kesey едет. Вполне даже возможно. Потому что друг лирического героя, наркоман, алкоголик, философ и священник Экуменистической Церкви Филадельфии, в этой самой церкви и живущий, услышав, что Кизи едет в Китай журналистом, просит попробовать узнать там на месте о судьбе Фэна Юланя.
И рассказывает такую историю.
Шестьдемят или больше лет назад в США приехал учиться философ из Китая. Философии и джазу. И он обратил внимание на то, что все светила философии уже много веков мыслят категориями либо трансцендентального, либо экзистенциального. По сути, это совершенно изолированные системы. И тогда этот Фэн создал эмпирическую концепцию, плавно соедининившую эти противоположные взгляды. По сути, он сумел свинтить два берега этаким мостом. По сути, он был этаким Фрэнком Ллойдом Райтом, Дагом Хаммарскольдом и Марко Поло - понятное дело, в одном лице. В одной голове, да.
И он начал преподавать, написал четырехтомную "Историю китайской философии" (ее третий том, в частности, был переведен на английский - писал-то Фэн на китайском - и издан в Оксфорде в 1947 г.).
А потом он решил, что должен доизучить вопрос на родине, вернулся перед войной в Китай - его, конечно, отговаривали - был избран деканом философского факультета Пекинского университета... И тут к власти пришел Мао.
И человек пропал.
И вот наркоман-священник дает герою книгу Юланя "Дух китайской фиософии" и умоляет американца попробовать найти в Пекине старика, которому сейчас 87 лет. И который, скорее всего, давно умер. При том, что скрыться от Культурной революции умному человеку было просто нельзя.
Журналистлетит в Пекин, пишет дурацкие спортивне очерки, пьет, покуривает... и Юланя все-таки находит.
Вид у него призрачный, как у прошлогодней плесени. Если бы не глаза, смотрящие как нефритовые осколки, да улыбка, роднящая Мону Лизу с орком.

И они пьют чай, и говорят - совсем немного
(- хороший чай! а какой это чай?
- о, это китайский чай).
И только на обратном пути домой Кизи читает книгу, которую должен быть прочитать еще по пути в Пекин, и слушает диктофонную запись, которую он все-таки успел сделать, и понимает, какого титана мысли проворонил за своим светским щебетанием.

Диктофонная запись:

- Существуют четыре состояния человека, - говорит философ Фэн, - которые дают возможность судить о стадиях его этической развитости.
Это:
- неосознанное или невинность
- самосознание или сфера практики
- понимание другого или сфера этики
- всесознание или сфера трансцендентальности.

- Мы слышали много страшных рассказов о педагоах и ученых... как Вам удалось пережить?..
- Я занимаюсь изучением китайской философии более семидесяти пяти лет... так что я стал необычайно терпимым