October 19th, 2009

москвоведение

Пару недель назад в доме мамы Тургения (Остоженка, 37) открыли музей писателя
(как лужкоиды ухитрились до сих пор этот дом не снести – вообще загадка), и вот что удалось узнать из новой экспозиции.

Старая злая барыня из "Муму" – это ведь как раз вздорная маман литератора и была, отравлявшая своим деспотизмом сыну юность, и грубо выставлявшая из дома его друзей и подружек из университета, тщетно пытавшихся несколько раз заглянуть после занятий к Ване, чтобы попить пива «Венское» с миногами и немного курнуть.
Там действительно жил во флигеле с любимой собачкой глухонемой дворник двухметрового роста, только звали его в реале Андреем – и у молодого тогда еще Ивана Сергеевича буквально случился вынос мозга, когда как-то этот Андрей протопал мимо, сжимая в лапищах отчаянно вопившую, тщетно пытавшуюся вырваться и колотившую дворника по глухонемой башке зонтиком собачку.
Дешевая ее юбчонка смялась и высоко задралась, обнажая тоненькие стройные ножки – немудрено, что открывшаяся картина уязвила сердце литератора на всю оставшуюся жизнь – она, хотя и не переставала кричать, доверчиво и без страха поглядывала на него и слегка махала хвостиком.

Интересно, что, в отличие от литературного Герасима, дворник Тургеневых после утопления собаки в Москве-реке (прямо на задах усадьбы – то есть буквально напротив нынешнего ЦДХ) домой в деревню не подался, а запросто вернулся к барыне дрессировать и обучать которую всяким затейливым штукам было, несомненно, куда как интереснее.