March 6th, 2010

предпраздничное

Вкус у меня достаточно прямолинейный и даже примитивный – чтобы не сказать просто плебейский. Пурист я, если короче – и вещи предпочитаю в чистом виде.
Ну, например форель: ее выпотрошил, жабры выдрал, кинул на сковородку на 2-3 минуты – да и все, собственно. А если дело на ручье происходит, и выловленная форель у тебя в садочке бьется, так рыбех тех и вовсе на палочку насаживаешь и на костре жаришь: и тебе, и ей, и девушке твоей – чистая радость. Ну, вина сухого, конечно, прямо из горлышка похлебать.
А сыром ее обертывать или всякая к ней спаржа, трюфли или, упаси Господи, семачки мелкокунжутные, порей, кинза, шалфей, чипотли и кетцалькоатли маринованные ломтиками – это все от лукавого.
Или вот картошку жареную некоторые заливают куриными яйцами и так дозапекают – перевод ведь двух хороших продуктов одновременно, все равно как гречневую кашу в спагетти вмешать.

Хотя, конечно, простых хороших открытых честных сочетаний не чужд и я. Например, слабосоленая хамса отлично гармонирует с черным кофе, а еще и с яйцом всмятку.
И вот решил я устроить себе сегодня утречком такой вот мужской гурманский женский предпраздник: потому как психологические стрессы ощутимо ходят вокруг на неслышных мягких лапах и норовят напрыгнуть, откуда и не ждешь. А вот приготовишь чего-нибудь вкусненького – и вроде как защищено душевное здоровье превентивно и профилактически.
Ну, хамсу достал из холодильника, сервировал себе на тарелочке. Кофе сварил. Пока гуща в джезве оседает – поставил три яйца вариться в специальной алюминиевой кружечке. Искусство яйца варить – это высокая кулинария, если кто не знает. Тут и площадь сосуда важна, и его собственная удельная теплоемкость, и уровень воды над яйцами в миллиметрах, и расчет экспозиции, конечно. Вообще, для приготовления идеального вмешочка вода должна булькать после закипания 142 секунды – но это для эвентуального среднестатистического яйца. Я у меня они люкс-отборные от компании «Фаберже» сорта «Утро красит» - на треть крупнее обычных – так что 12 секунд добавляю.
Сварил, под струю холодной воды выставил на 39 секунд: чтобы скорлупа уже отскакивала, а внутри еще горячее бы было.

Ну и расположился отзавтракать, а параллельно и френдленту отсмотреть.
Кофе налил, сахар размешал, отхлебнул – хороший кофе. Яйцо надбил, всю-всю скорлупу снял осторожно – отлично сварилось: белок тверденький, но яйцо в пальцах прямо перекатывается, внутренней волной гибко переливается, потому что весь желток внутри жидкий и горячий.
Сейчас вот осторожно хамсичку зубами снимаю с хребетика, но не жую и не глотаю – хотя и упругость ее уже языком ощущаю, и совершенно особенный вкус ее анчоусного жира – вторую еще надо в рот положить таким же образом. А потом уже яйцо надкусить, половину желтка всосать, покатать яйцо с хамсой во рту (яйцой жив!) и кофием запить.
И вот уже две рыбки у меня на языке, как и положено, и осторожно несу я ко рту горячее трепыхающееся яйцо – а во френдленте как раз читаю в китчен_нахе описание телекулинарных опытов Лены Чекаловой – и случается от этого у меня от этой радости непроизвольный мышечный спазм – и тут яйцо лопается у меня в пальцах.

Лопается – это скудное и бедное описание: на самом деле, это желтковый фейерверк. Это яйцовый оргазм. Это – как в фильме Родригеса Desperado, когда Тарантино там рассказывал Чичо Марину в роли бармена историю про пари с барменом же: «описана вся стойка, все бутылки на полке, сам бармен тоже весь с ног до головы».
Не знаю, насколько крупным мужчиной был Карл Фаберже, но желток из яйца в его честь заляпал мне все руки, весь монитор, клавиатуру, все лицо, очки, головогрудь и брюшко, стол, кресло, одежду, а еще паркет. Знатно получилось.

Ну, джинсы – в стиралку, монитор и клаву как-то оттер, очки помыл.
Было еще проявление слабости – сразу в душ побежать. Но нет, думаю: этак, пока я отмываться буду, еще и остальные оба мои яйца остынут, и кофе тоже.
Нам ведь чего главное: чтобы стрессов не было.