April 24th, 2013

правовое - право воя

То, что случилось в Белгороде - конечно, страшная трагедия (почему-то журналисты не сравнивают этот немотивированный расстрел с ночной прогулкой в магазин в конце апреля 2009 г. майора Евсюкова - мне здесь видится тенденция).
Но гораздо кошмарнее - вчерашние и сегодняшние уличные кадры: белгородцы, глядя в телекамеру, просят не отдавать несчастного сумасшедшего под суд, а выдать народу на растерзание. Так вот и говорят: на растерзание. Видимо, в буквальном смысле.
Парни, женщины средних лет, мужчины.
Вчера показали достаточно молодую женщину:
- У меня у самой, - говорит она в объектив, - дочь, сейчас жду еще ребенка. Если бы я его увидела - убила бы своими руками.
Беременная женщина, ждет ребенка.
- Нужно его не судить, а людям отдать, чтобы был народный суд, - говорит молодой мужчина.
Это суд Линча у нас народным стал?
А до того полиция спасала от самосуд педофила в Благовещенске.

И вот - они сами понимают, каково это - убивать человека? Они действительно - смогут? Каждый по отдельности и в едином народном порыве - все вместе? Кем, какими они разойдутся после этого по домам? Как будут жить дальше?
Кто они и как живут сейчас, если уже готовы растерзать человека?
Убийцу, человека сошедшего с ума - но ведь человека.