November 30th, 2016

яйцедавилка 17века для приготовления салата оливье на большую семью

А знаете, что это такое на самом деле? В смысле, как это использовали в непраздничные дни - когда все яйца были передавлены и приходилось возвращаться к повседневному труду?
lnodavilka_aB
Конечно, такие и в пыточных приказах стояли. Когда в Москве рядом с Домом Пашкова возведут памятник Малюте Скуратову-Бельскому - там как раз Опричный двор был - неплохо будет у основания такую штуку из бронзы поставить.
Кстати, обратите внимание на класс точности выполнения достаточно сложного профиля и чистоты прилегания рабочих поверхностей.
Сам-то я знаю, что это, так что если будет нужно, скажу позже.

прогулка

В Москву приезжает Набоков - лет 28, высокий, с ранними залысинами и длинным хрящеватым носом - и я узнаю его одновременно с Зиной Мерц. Мы приглашаем его посмотреть Москву, он с удовольствием соглашается, и очевидно, что они сразу влюбляется. Идем Петровским бульваром, он часто остроумно шутит, но отрицает свою идентичность с Сириным, называя того манерной заснобой.
По дороге записывает в блокнот стишок

запах пыли, запах асфоделей,
запах лип и чайного листа -
как же мы в России проглядели
все эти ружейные места

Тут Зина подворачивает ногу - уже на Трубной площади - и нам приходится заглянуть в небольшой отель, чтобы заказать такси. На их счастье оказывается, что там как раз остановился известный мотогонщик граф Моторола, приехавший в Москву на своем трицикле. Он тоже узнает писателя и когда Набоков просит подвезти их до метро - до 38-й линии - с радостью соглашается. К сожалению, там нет места для меня, четвертого. Мы договариваемся продолжить прогулку, они усаживаются в эту раскоряку, ВВ берет у меня визитку. Граф Моторола заводит свой мотороллер, тот урчит, граф прибавляет газу, экипаж ревет всё громче. Набоков хочет что-то сказать, но я уже не слышу: кошка Пиздося дерет и рвет изнутри дверь кухни, в которой заперта.
Вряд ли мы с ними еще встретимся.