May 21st, 2018

быки

Пару предыдущих дней _niece выкладывала фотовпечатления о Калининграде.
В том числе и своё фото достаточно известной скульптуры с зубрами, стоящими на постаменте около Калининградского технического института
https://users.livejournal.com/-niece/1170421.html
в котором я учился. Теперь это Технический университет - но зубры так и остались зубрами.
У меня про них отдельная история.

Калининградский технический рыбный (да-да, именно так) институт устроен непросто: фасад с четырехметровыми тяжеленными медными дверями – это бывший парадный вход суда Восточной Пруссии /хотя по городским легендам это был вход в гестапо и там был сам Мюллер – не Броневой, а настоящий/; немцы пристроили корпус к зданию Имперского суда 18 века – это сейчас учебные аудитории.
Задняя сторона квартала (а институтский корпус – это целый немаленький квартал, ограниченный Площадью победы, на которую и выходит фасад, и улицами Ушакова, Грекова и Генделя) как была тюрьмой при немцах, так СИЗО и осталась, похожа на Моабитскую, наверное один проект.
Ну а четвертая сторона, стоящая под прямым углом к тюрьме, была у немцев следственным корпусом, а у нас в тех кабинетах были комнаты институтской общаги. Все торцы коридоров – переходы в тюрьму – заложили наглухо, и только часть первого этажа, примыкающую к тюрьме, учреждение оставило за собой: там у них специальная дверь, а за ней такой предбанник и окошко в стене для приема передач – разумеется, мы заглядывали.
Тюремный двор отгорожен от институтского кирпичной стеной до третьего этажа – старой кладки стена, еще немецкая – а поверху спиралями колючая проволока привинчена, но из окон общежития с последнего этажа тюремный двор отлично виден, а летом, когда заключенным разрешают открывать форточки, они гулко орут через железные оконные намордники: «сколько дааали? – пятерииик!».
В общем, тюрьма была как отдельный привилегированный закрытый факультет со своим уставом.
Внутренний же институтский двор на самом деле не один: огромное это пространство застроено немецкими тюремными же корпусами, пересекающимися преимущественно под прямым углом со сложной системой переходов из корпуса в корпус. Раньше там, наверное, работали всякие местные мюллеры, айсманы, холтоффы да штирлицы, а теперь учебные аудитории и лаборатории – у нас одних только химий было несколько штук: общая, неорганическая, органическая, аналитическая, биохимия, гидрохимия, и небось еще какие-нибудь, лень искать вкладыш к диплому – посмотреть, а большие лаборатории были, разумеется, на каждую дисциплину свои.

В сквере около здания, бывшего некогда Судом Пруссии – когда еще не только никакого гестапо не было, а никто и представить себе не мог все эти грядущие ужасы – до I Мировой войны еще была установлена немалых размеров скульптура: два столкнувшиеся лбами в напряжении всех своих бронзовых мышц зубра. До войны они в Пруссии водились.

Но все называли их просто быками. Считается, что композиция символизирует немецкое правосудие – противостояние адвоката и прокурора – но у меня есть сомнения, что в Пруссии все было настолько сложно: с такой же степенью правдоподобия можно утверждать, что бодание изображает борьбу школ Канта и Гегеля, а то и самих философов.
Но все это – достаточно второстепенные детали. Важно, что честный скульптор изваял животных со всеми возможными подробностями: бугры мышц, тупая ярость на мордах (адвоката и прокурора? Канта и Гегеля? Гете и Шиллера? Вагнера и Бетховена?) и здоровенные – куда больше страусиных – болтающиеся между задними ногами яйца.
Всего – на двоих участников – четыре вызывающе роскошные штуки.
Даже у лошади Г.К.Жукова на Манежной площади – а уж на что, казалось бы, Маршал Победы – и то ничего подобного нет.
Collapse )