Ник Бор (maxnicol) wrote,
Ник Бор
maxnicol

Category:

дни китайской культуры

Похоже идет к тому, что Китай все-таки мягко и постепенно поглотит, как амеба оказавшуюся на пути ложноножки пишу, остальные цивилизации, и в этом нет ничего ни противоестественного, ни постыдного: дело здесь далеко не только в количественном преимуществе.
Нация, удушающая другие своим ширпотребом, вызывает недоумение, нацелившаяся на лидерство в науке – уважение, непобедима же та, чье правительство поддерживает прорыв в области культуры. Увы, не могу ничего сказать про современную китайскую литературу, но, если в кинематографе они достигнут уровня Куросавы, а предпосылки для этого есть, остановить китайцев будет уже невозможно.
В принципе, это естественный исторический процесс. Род проходит, и род приходит, а земля пребывает во веки – известное дело. Просто никогда еще события не принимали такой глобальный оборот – и не были так размазаны во времени. В романе «Нет» Горалик и Кузнецова (с момента его выхода из написанного на русском языке не встречал ничего лучше; М.Шишкин не в счет: это такой Саша Соколов, опыливший Панову – совершенно отдельный путь) в России 2060 года таблички и надписи в общественных местах дублируются китайским переводом – думаю, что еще лет через сорок дублированы будут уже китайские...
И никто из нас никогда не был очевидцем и современником такого процесса, никому из нас никогда раньше не доводилось наблюдать подобное изнутри. Кажется, большинство людей даже и не осознает, что мы все уже вовлечены, что все мы – участники и остановить ничего уже нельзя.

Собственно, эта запись – вовсе не анализ и не прогноз ситуации, а так… констатация. И интересует меня совсем иное.
В «Игре в бисер», как вы помните, одним из наставников Иозефа Кнехта был человек, которого все называли Старший Брат. Он, с позволения руководства Ордена, посадил бамбуковую рощу, в которой построил китайский домик, оборудовал пруд с золотыми рыбками, и жил там, проводя время в медитациях и изучении книги Ицзин, слывя при этом одновременно и чудаком и мудрецом. Старший Брат носил исключительно древнекитайские одежды, питался самодельными китайскими лепешками и старался не покидать своей обители, так что ученики, проделывая порой немалый путь, сами приходили к нему за наставлениями и советами, которые он, если был склонен, давал им, сообразуясь с результатами гаданий на стеблях тысячелистника.

Так вот, при всем моем выраженном отсутствии славянофильства, мне очень хочется, чтобы в грядущую эпоху панкитаизма власти не запрещали желающим чудаковатым мудрецам выращивать среди рисовых чеков свои березовые рощи, ставить там избушки и баньки, солить боровики и маслята, готовить квасы, а то и самогончик на травах, носить лапти и медитировать над Далем, А.К.Толстым или Есениным.

Пусть даже будет стар, не нужен, изнурен,
пусть никакой магистр не пригласит
его на диспут о китайских травах,
о Дзен и Ци, о Книге перемен –
он сам себя отсек от Интернета –
и пусть странички из старинной книги
из дряхлых рук его скользят бесшумно,
и ветром их разносит по траве…

Никто их не поднимет. А поднял бы,
не прочитал бы вымершие буквы.
Да и кому такое интересно –
мол, приезжай, попьем вина, закусим хлебом…
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments