Ник Бор (maxnicol) wrote,
Ник Бор
maxnicol

Categories:

нанесли посвящений и воспоминаний

Я расчетливо хотел написать о Высоцком лишь после того, как выдохнется шоу юбилейных воспоминаний и закончится парад насквозь фальшивых концертов – то есть, когда государство решит, что оно наконец имеет право, отдав актеру и поэту зажиленный при жизни и давно уже обросший процентами долг, записать Владимира Семеновича в свой убедительный актив патриотического бесстыдства.
За эти выходные песни Высоцкого отпели для нас Паваротти и Джильи, Басков и Малинин, Отпетые мошенники и Иванушки Интернешнл (хрен его знает, как правильно пишется этот бред), Бичевская и Валерия, Гурченко и Зыкина, солистки Большого театра и даже какие-то церковные певчие с дьяконом – эти пели «Купола в России кроют чистым золотом, чтобы чаще Господь замечал», они ухитрились переложить текст на мелодию «Хвалите Господа с небес». По счастью, к Высоцкому все это не имело никакого отношения.

Но вот чего я не учел. Пока я выжидал, остальные достойнейшие социологи и литературоведы уже успели разъяснить не жившему при социализме читателю значение и роль Владимира Семеновича в истории отечественной культуры, расставили все по местам – и остается мне теперь лишь поверхностно комментировать их тезисы: не начинать же все сначала.
Так вот.
http://yuri-kolker.narod.ru/articles/vysotsky.htm
«Советская власть проглядела его. Она держала под чудовищным контролем печать и радио, но каким-то непостижимым образом прохлопала, проморгала магнитофоны, забыла, что и они - средство публикации. » Я учился в спецшколе. Не для идиотов спецшколе, хотя были и такие – в достаточно привилегированном учебном заведении. Со мной в классе учились дети старших офицеров КГБ, и они приносили в школу то, что слышали дома. Массовое тиражирование записей Высоцкого происходило не вследствие плохой работы Лубянки, а при ее прямом содействии: народ подсаживали на Высоцкого осознанно и целенаправленно – и так уберегли (по крайней мере, как им казалось) от куда как более внятно объяснявшего все Галича.
«Он догадливо подлаживается под самый непритязательный, самый расхожий вкус, то есть является конформистом в самом последнем и окончательном смысле этого слова».
«Второй личиной Высоцкого стала военная тема. Опять, как и в первом случае, он брал чужое: как не был он в лагерях, так и войну знал понаслышке. И опять он играл наверняка: апеллировал к тому, что находило отклик в сердцах многих.»
Тут уж мне вообще непонятно, кем надо быть, чтобы настолько не чувствовать ситуацию. Высоцкий никоим образом ни под кого не подлаживается, и он совсем уж точно не конформист: просто, не будучи особенным интеллигентом, он есть этот самый народ, и пишет он не для потакания низменным вкусам, а совершенно честно, от своего имени и для себя – он пишет о жизни так, какой он ее видит. Сильно упрощая: если он пишет об алкашах, то это не для того, чтобы подсюсюкнуть плебсу (все его – не так уж и многие – несанкционированные концерты проходили не на заводах и не колхозах, а в НИИ), а потому что и сам пьет до лечения в психушках и неоднократных кодирований. Предположение же, что не сидевший и не воевавший Высоцкий пишет о войне или о зеках лишь потому, что он расчетливо апеллирует к слушателю – глупо еще в большей степени, чем подло: Мало того, что настоящему художнику нет необходимости быть участником событий, ему достаточно все представить (как Набокову не было нужды для написания «Лолиты» страдать педофилией – чего никак не могут понять недалекие обыватели) – так и унесшие миллионы жизней война и лагеря были так недавно, что накладывали отпечаток на всю мирную жизнь. Не будет преувеличением сказать, что в 50-60-е годы в России не было ни одной семьи, в которой бы хоть кто-нибудь не сидел бы или не воевал (а часто – и сидел, и воевал, а кто-то еще и – не вернулся, из лагерей ли, с фронта ли). Если уж я, человек другого поколения, чем Высоцкий, помню и изуродованных войной инвалидов на тележках, кормившихся при Усачевском рынке и амнистированных вернувшихся в Москву работяг с железными зубами и в наколках (все они к 70-м поумирали достаточно молодыми от ран или были высланы из становившейся благополучной Москвы) – что уж говорить о выросшем в этом и впитавшем это Высоцком? Хороший большой актер, Высоцкий просто искренне играл в своих песнях и сбитых летчиков, и зеков – это как раз не подтасовка, а честность высокой пробы: это нормально, когда актер играет и Гамлета, и Хлопушу. Не Ленина же, в конце концов.
Сложнее со статьей Архангельского
http://www.vz.ru/culture/2008/1/25/140146.html - и именно потому, что она при первом прочтении кажется больше похожей на правду. Не заметил Архангельский только одного – просто потому, что не очень много успел прожить в сусловском пыльном удушье – что Высоцкий не выгонял мужика с дивана в горы, лишь бы не вкручивать жене-мещанке лампочку, а вот глоток кислорода людям давал.
Ну а уж про статью Кашина, которую в эти дни многие цитируют
http://russ.ru/politics/lyudi/pohvala_pohoronam
вообще не буду говорить: во-первых, и статья-то двухлетней давности, а во-вторых, и сам-то он Кашин, что тут взять.

Да, у Высоцкого были проблемы со вкусом. Он, как я уже говорил, не был интеллигентом: небось, не А.А.Ахматова, Д.С.Лихачев, не М.Л.Ростропович. Поэтому он запросто мог записать «Вдох глубокий, руки шире» - ну, что дали, то и записал. Только вот - удивительное дело - отличные тексты можно писать и с неважным вкусом. "Банька", "Выпадали молодцу все шипы да тернии", да и тот же "Медный колокол".
И какие подмены не делай, сколько ни давай петь песни Высоцкого Малинину и церковной школе – тексты его они убивают, и те, кто не чувствует его мощный драйв даже в почищенных CD-записях – мне просто странны.

То, что кажется людям, выросшим при Горбачеве и после падения коммунизма, конформизмом – в советское время не просто воспринималось как нонконформизм, оно им было. Не открытой борьбой, не выходом на площадь, нет. Высоцкий – не Галич, не Ратушинская. Словом, он – не диссидент. Но и не конформист.
Все эти собранные к юбилею кусочки документальных кадров еще раз показывают: Высоцкий был достаточно советским человеком. Это не Бродский, нет. Но как раз по этим документальным подборкам видно, как успела затрахать советская власть советского человека.

И еще одну, тоже не новую вещь напомнил мне этот странноватый юбилей.
Все-таки, советская власть была одновременно и невероятно неумна, и очень дристлива. Высоцкому почти не давали ролей в кино: «человеку, воспевающему алкоголиков и преступников, нельзя доверить героические роли», писали эти импотенты в своих специальных постановлениях по Высоцкому. Запрещая его, не понимая, что он не убежденный враг государства, они так и не дали до конца раскрыться его дару, и в то же время сами его героизировали. «Делают рыжему биографию» – как заметила в сходной ситуации Ахматова про взаимоотношения власти и Бродского.
Конечно, мощность таланта Бродского, Высоцкого да и многих еще в нашей удивительной стране таковы, что мастерами их сделал не прессинг власти.
Но ничего бы не добавила им и ее, случись она вдруг, поддержка. Власть в нашей стране совершенно одинакова, это одна и та же, всё та же власть, она только мимикрирует, и сегодня она чествует актера и поэта, которого унижала еще на памяти моего поколения не потому, что она стала лучше, а лишь из-за того, что это стало ей нужно для каких-то ее новых патриотических игр.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 56 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →