Ник Бор (maxnicol) wrote,
Ник Бор
maxnicol

Categories:

снос башки и именины сердца

Случайно выудил в книжных развалках "любая книга за 20 копеек рублей".
Дорота Масловская. Польско-русская война под бело-красным флагом. М., Иностранка, 2005. Пер. с польского И.Лаппо.

Очень такая линорская книжка. А еще ощущение, что эта Дорота впитала платоновские приемы - и, преломив их через польскую призму, адаптирует их время от времени под современный слэнг. Или слэнг в Платонова имплантирует.
На мой вкус - радость в чистом незамутненном виде. Такая, что люди вокруг меня в метро, в очереди к отъехавшей Дерожинской, в маршрутках прикидывали, не сдать ли меня в дурку, но стремались связываться.
Собственно, это я уже, похоже, на масловский язык скатываюсь.
Поэтому немного цитат.

Чтоб я ей ногу отрезал, это я вычеркнул из памяти. Нога на месте и чувствует себя хорошо, даже вроде бы урчит, как собака, любующаяся собственными испражнениями. Цвет лица у Магды тоже примерно такой же, зеленоватый какой-то, части ее тела разбросаны по всему дивану. У нее даже свежий макияж для сна нарисован, немного криво и как бы наоборот, но это просто от амфы, от ничем не обоснованной ломки, и она наставила себе разных черточек и точек, как будто по ее лицу прогулялась вся азбука Морзе.

- Да ладно тебе дуться, - говорю я ей и застегиваю трузера, которые так запачканы кровью, как будто я защищал в них диплом по убою крупного рогатого скота или в ширинке взорвалась противопехотная мина.
Мне кажется, что она ученица не экономического лицея, а начальной школы, куда пришла на бал-маскарад в костюме черной копоти.
Ставлю вазочку с искусственной герберой, рядом сигареты, чтоб все элегейшн, круиз на пароме "Титаник", символический жест мужчины по отношению к женщине.

Наташа высыпала на кухонный стол борщ в порошке и телефонной картой, тук, тук, тук, делает себе дорожку. Потом берет ручку "Здислав Шторм" и втягивает борщ, при этом страшно чихает и плюет розовой слюной в раковину. Вставляет ее тут же по полной.
Заглядывает под одеяло на диване: о, я вижу, тут была крутая резня, кого это ты так уделал, извращенец, собаку свою, что ли.
- У меня собака сдохла, - объясняю я Наташе, показывая на диван, - русские отравили. Она умирала в муках и все засрала кровью. Они ей скормили саморазрывающийся внутри жертвы патрон.

Дорота написала этот роман в 2002 году, когда ей было 19. Это очень крутой (не в общепринятом расхожем смысле, а как траектория) старт - настолько, что не совсем понятно, как она справится со следующей книгой. Не у всех и получалось свою же собственную первую планку потом перепрыгнуть - хоть Веничку Ерофеева взять или Кена Кизи.

Нравятся мне такие вот жизнерадостные книжки с тонким отточенным стилем. Да только мало их, хороших, попадается.
Все больше - "Анны Каренины" какие-то с Татьяной Самойловой в главной роли.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 45 comments

Recent Posts from This Journal