Category: корабли

Category was added automatically. Read all entries about "корабли".

Суэц нечаянно нагрянет

На борту контейнеровоза, перекрывшего Суэцкий канал, отчетливо видно название EVERGREEN, но в материалах его упорно называют Ever Given
https://eadaily.com/ru/news/2021/03/25/v-zablokirovannyy-sueckiy-kanal-vyzvali-spasateley-podnimavshih-kursk
https://ren.tv/news/v-mire/816339-provalilas-ocherednaia-popytka-sniat-sudno-s-meli-v-suetskom-kanale
Мало того, что прекрасен сам этот вариант названия Ever Given, но как имя судна - это просто полный суэц.
В комментариях подсказывают, что песок засасывает именно судно Ever Given, а EverGreen - компания-владелец.
https://topcor.ru/19197-sujeckij-indicent-mozhet-izmenit-vsju-mirovuju-torgovlju.html

провокация антисоветчиков

Вечером тех же суток, когда мы вышли из Веллингтона после трехдневного захода за топливом, пресной водой и свежими продуктами – а мы еще попили пива Brown Lion в пабах и закупили на три месяца вперед баночного Leopard – по принудительной связи объявили, что экипажу нужно после ужина собраться в столовой команды, явка обязательна.
Ну, пришли, расселись. Это мы еще шли по 200-мильной зоне Новой Зеландии, так что трал в тот вечер всё равно не планировался – но от пули как раз с пивом и с джином Gordon’s нас оторвали невовремя.
Капитан – мастер, старпом чиф и второй штурман секонд, на котором вся судовая бухгалтерия, сидят расслабленно и кривовато, щурят сытые глазки: явно, что и их от чего-то оторвали, а главное, видно, что трое суток закупок топлива, воды, мяса, яиц и овощей-фруктов на три месяца вперед сильно улучшили их материальное положение.
И понятно, что со стульев их сейчас не поднимет никакой морской черт – ни рыба, ни даже сам – так что вставать и гонять речи никто из них не собирается.
Да в общем, там уже каждый член экипажа спел уже что-то хлебнуть - кроме вахты на мостике.
Слово вынужденно берет помполит, а лицо у него обиженное и встревоженное, а еще трусоватое.
- Товарищи, - говорит он, а сам чуть не плачет, - вот только что мы посетили гостеприимную страну Новую Зеландию. Она не входит в НАТО, и относятся там к советским людям хорошо, вы сами это видели. Между прочим, я тут уточнял, наш Профессор Месяцев был первым советским научным судном, зашедшим в порт Веллингтон с 1958 года, когда здесь побывал в своей первой заграничной экспедиции легендарный Витязь. Тогда, почти 25 лет назад, новозеландским гражданам впервые разрешили подняться на борт на экскурсию, посмотреть научные лаборатории, и мы на этот раз решили поддержать традицию.
И что же – сегодня уже после нашего выхода в море оказалось, что кто-то из побывавших на Месяцеве местных жителей ответил на наше гостеприимство подлой провокацией. Мы думаем, что это могли быть какие-то белоэмигранты или их потомки. Короче, какие-то антисоветчики пронесли на судно и подбросили нам религиозную литературу. Мы уже обнаружили эти книги в рыбцеху – два экземпляра, на шлюпочной палубе и даже в кают-компании и в гальюне командно-штурманского состава.
Сейчас мы отправимся шерстить судно с досмотровой комиссией, а вас всех я очень прошу проверить подведомственные вам помещения и отсеки – и принести и сдать мне всю обнаруженную запрещенную литературу.
Collapse )

веселый ветер

Глобальное потепление продолжается, климат на планете постепенно меняется, и скорость ветров будет увеличиваться – как и продолжительность штормов и ураганов. Пилоты не смогут поднимать в воздух летательные аппараты – ни пассажирские авиалайнеры, ни вертолеты, ни бомбардировщики и истребители: ни один из типов – а волнение на море станет таким, что суда просто перестанут выходить в море: круизные и танкеры, траулеры и сейнеры, а также военные корабли вплоть до авианосцев.
Попасть на другой континент можно будет только на атомных субмаринах – тем более, что всё равно в качестве боевых единиц они сделаются совершенно бесполезными: запуск ракет при таких шквалах сделается невозможным и бессмысленным, как и из стационарных подземных шахт.
Это будет, пожалуй, единственным положительным эффектом климатических изменений – потому что людей, как и автомобильный и железнодорожный транспорт, будет попросту сдувать с улиц и магистралей. Соответственно, погибнет и сельское хозяйство.
Сначала люди приспособятся выходить, навешивая на себя металлические цепи и пластины, потом ветер станет сбивать и ног и катать по тротуарам гремящих железом отважившихся прогуляться смельчаков, а там не хватит сил таскать на себе все эти вериги и у тренированных спортсменов.
Представили этот мир – без новых собранных урожаев, без мяса с ферм и без рыбы?
Какое-то время уцелевшая часть человечества еще сможет продержаться в линиях метрополитена на консервах и крупах, а за продуктами ездить на танках и разорять склады – но надолго ли хватит стратегических запасов?
Конечно, в технических туннелях создадут хозяйства по выращиванию свиней и грибов – но и этого хватит далеко не на всех. Впрочем, такая подземная жизнь уже неплохо описана у Д.Глуховского.

день ВМФ

Red October1_aB
На флаг и гюйс! Раааавняйсь!

Советская РАПЛ нового поколения, только что сошедшая со стапелей и оснащенная движителями необычной конструкции, направляется на учения на севере Атлантики. Командование полагает, что обнаружить новую лодку с такими конструктивными изменениями практически невозможно, но требует, чтобы Северный флот потренировался обнаруживать такие - и всё-таки нашел.
Командир* субмарины, литовец по происхождению, ненавидящий советскую власть - отец у него член ЦК КПСС Литвы, так что Мариус еще мальчиком понимает, что его отец сотрудничает с оккупантами - решает угнать лодку с ракетами в США. Для этого он просто меняет курс, и корабль идет не в район учений, где его уже ждет флот для игры в акулы-кошки и рыбы-мыши Ogcocepphalus darwini /англ. Batfish/, а на Норфолк.
Наши лодки, надводные корабли и вертолеты ищут Красный Октябрь в Баренцевом, Норвежском и Северном морях, а русская субмарина на малой скорости - так она вообще бесшумна - трюхает к США.
Офицеров-заговорщиков Мариус подбирал долго: несколько лет выявлял в разговорах антисоветчиков и приглашал их в свой экипаж - еще до Октября, а потом они все вместе перешли служить на атомный гигант. А матросы знают, что они на учениях, прячутся от флота - и не в курсе, какой у них фактический курс.
Правда, вначале Мариусу приходится убить замполита: это верный член КПСС. Простую русскую фамилию этого ставшим помехой для отщепенцев патриота писать не стану: может быть, кто-то и так помнит, а те, кто заинтересуется, погуглят.

Конечно, Том Клэнси плохо представлял себе жизнь в СССР и отношения на флоте.
Так, жена Мариуса умерла в больнице 4-го управления - положили туда, т.к. она сноха номенклатурщика -врач был пьян, французские лекарства на складе закончились, а в ампулах советского производства вместо антибиотиков оказалась вода, что плохо помогает при перитоните; это еще больше озлобило Рамиуса /литовская фамилия Мариуса/. Офицеры-подводники разговаривают примерно так:
- Ну вот, капитан, мы снова выходим в море во славу нашей Родины, - говорит замполит командиру незадолго до того, как Мариус свернет ему шею.
- Настоящий марксист всегда объективен, - товарищ замполит.
- Вам бы командовать нашими высшими морскими школами, товарищ капитан. Там вы могли бы развернуться в полную силу на благо нашей Родины.
Врачу командир-убийца объяснит: "Наш замполит поскользнулся на пролитом чае" /мог бы сказать честно: политрук за 15 мин 4 раза произнес "слава КПСС" - достал уже в начале похода, ну как я мог удержаться". Фамилия генсека Нармонов - он сразу после Андропова и прикидывает, кого сожрать: Горшкова или Устинова - а адмирал Северного флота Коров.
___
* В тексте - капитан. Может быть, это сам Т.Клэнси думает, что командир боевого корабля называется у нас капитаном, а может быть, это прихоть переводчика. Корпуса лодок сделаны у него из титания, а скорость на море измеряется узлами в час.

М., Новости. Liberty. 1992.
Tom Clancy. The Hunt for Red October. The U.S. Naval Insitute. Annapolys, Maryland. 1984.

В общем:
- На флаг и гюйс - рааавняйсь!
К бою и походу готовы.

канатоходец

[Ставил этот рассказ в предыдущие годы уже раза два - но уж очень он мне самому нравится. А сегодня еще и день рыбака. Кстати, и Св. Петр со Св. Андреем были из наших - из рыбарей. Хотя звали их тогда, соответственно, שמעון‏‎ и ‏אנדראס‎]

В порту Кальяо наши траулеры не швартуются у стенки, а стоят на рейде.
Судовладельцу так проще во всех отношениях. Местной шпане труднее забраться на борт, да и за матросов спокойнее: сидя на пароходе, если и напьется, то проспится, а шататься за приключениями в припортовых закоулках не полезет, и ножиком не пырнут.
Но главное – на якоре намного дешевле, чем у причала.
А то, что мы три месяца берега не видели – никого не еволнует: вон он, берег, в восьмистах метрах. Хочешь – смотри.
Это тебе не Новая Зеландия, чтобы в десять утра уже в город выходить. Придет время – подвалит нам под борт портовая ланча, шлюпка такая большая. Вывалим за борт парадный трап, набьемся в ланчу – сорок человек, пятьдесят, скольким увольнение дадут – да так в ней и простоим до стенки. И на обратном пути так же стоять будем, только совсем уже друг в друга вжавшись: там же теперь еще и коробки с панасониками громоздиться будут. Будем стоять, а рядом, над самой водой будут скользить, не двигая крыльями, пеликаны – у них между крылом и водой как-то воздух опорной подушкой уплотняется. Думаю, птеродактили так же выглядели.

Только все это будет завтра, а на рейд мы встали – сегодня вечером. Берег – вон он. Хочешь – смотри. А магазины и пиво – завтра.
Поэтому сегодня я ловлю горбылей: они вкусные, клев кончится – нажарю, да и умнем их под последний спиртик. Жалко, что пиво будет завтра: хорошо бы его сейчас к горбылю, три месяца уже пива не пил.
Collapse )

мороженый лом

На всех мало-мальски крупных судах есть свой магазинчик, торгует в котором в определенные дни и часы специально назначенный матрос в свое свободное от вахты время: трусы, майки, носки, зубная паста, мыло, ириски-барбариски всякие и, конечно, одеколон и лосьоны. Ларек открывается на второй или третий день выхода в море: как правило, когда судно выходит из 200-мильной зоны. Тут же набегает толпа и весь полугодовой запас одеколона раскупается за час. Но выпивается этот парфюм не сразу: экипаж терпеливо ждет включения морозильной установки.
Дело в том, что у нас нет лицензии на лов в экономической зоне Перу, поэтому первые 200 миль судно должно пройти с убранным в сетевой трюм тралом. Потом его достают, проверяют, и рефрижераторный мастер начинает охлаждать первый рыбный трюм – и можно уже делать первое траление.
А матросы дожидаются охлаждения рефтрюма до –24°, и тут с утречка снаряжается первый гонец: отнести в трюм лом. Обыкновенный, дворницкий, их много на каждом пароходе: подваживать всякие тяжелые штуки, навивать на лебедки ровной ниткой ваера /стальные тросы, на которых вытягивают трал/, а уж когда в Арктике или Антарктике начинается обледенение палубы и надстроек, то ломики и топоры раздают всем свободным от вахты – лед скалывать, иначе центр тяжести может сместиться, и пароход переворачивается. Был год, когда в Беринговом море за один шторм так было потеряно четыре наших траулера вместе с экипажами, погибло сто человек.

Но у нас-то пока тропики, +36° в тени, и на палубе неспешно одеваются трое: свитера, ватники, штаны ватные, ушанки, рукавицы, валенки. Их теперь очередь в трюм идти: лом промерз. Провожающие – в шортах и сандалиях – опускают им в люк сорокалитровую кастрюлю с камбуза и пару мешков из-под сахара, набитых флакушками – одеколонными флаконами, задраивают люк, чтобы не выходил холод, и ждут. Часа два надо ждать, не меньше.
Collapse )

самшит

В изложении всё это звучит вполне правдоподобно, но может быть и просто морской байкой: мне её рассказал наш старпом.
На переходе из одного района работ в другой отслеживаем по дороге эхозаписи – если попадаются скопления, делаем контрольные траления – поэтому время от времени приходится подниматься на мостик. Штурманцы слегка скучают: до ближайшего судна и берега больше тысячи миль, сталкиваться не с кем, до дна четыре километра, послештормовая зыбь 3 балла, «Возрождение» идет на автопилоте, старпому хочется поболтать, он зовет посмотреть на косяки – и травит истории.
«Возрождение» – траулер класса суператлантик, назван в честь одноименной книжки Брежнева, в 80-е в море еще и такая же «Малая Земля» работала
https://fleetphoto.ru/photo/02/28/93/228938.jpg .
Возрождение несколько раз сходило на промысел, а потом его переоборудовали в научно-исследовательское судно, переделав какие-то помещения под лаборатории.
Не помню, чтобы когда-нибудь еще руководителю страны оказывали такое уважение: это же все равно, как называть пароходы «Перестройка» и «Гласность», «Суверенитет» и «Калинка-малинка» или «Русский мир» и «Крым наш».

За давностью забыл, было ли это в Индии или в Шри-Ланке, да и не так важно – может быть, даже и в Сингапуре. В увольнении кто-то из среднего звена – 2-й электрик? 3-й механик? моторист? – попил пива, откололся от группы /во времена СССР нашим морякам гулять за границей можно было только по 4 человека, и друг за другом присматривать/ и пошел по магазинам один-одинешенек. Я и сам так делал: когда в советское время нарушаешь правила и ходишь по улицам Бальбоа или Веллингтона совершенно самостоятельно, как все остальные вокруг – без соглядатаев и стукачей – ощущение свободы очень острое и совершенно восхитительное, и тем, кто не испытывал, возможно, и не с чем сравнивать.
Collapse )

пароход белый-беленький

Канал Россия-1. Вести. 14.11.
Мурманское морское пароходство стремительно идет к банкротству, руководство компании вывело в оффшоры порядка 500 млн. руб.
Суд заключил учредителя Мурманского морского пароходства на 2 месяца под домашний арест. Только изучение документации пароходства займет несколько месяцев.