Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

это один из моих первых постов в ЖЖ - убрал под кат, потому что там мат /это рифма/

Жак Росси (1909-2004), выучивший русский язык и работавший в Коминтерне, был в 1937 г. вызван из Испании в Москву и получил от власти, в которую был влюблен, 25 лет – ну, хоть не расстреляли.
В лагере Росси удавалось иногда записывать кое-какие наблюдения, он много работал над ними, выйдя на свободу в 1956 г. (после ХХ съезда), и после множественных уточнений и дополнений эти заметки легли в основу его двухтомной книги (Жак Росси. Справочник по ГУЛАГу. М. Просвет. 1991).
Кроме всего прочего (устройство барака и лагеря, распорядок и т.п.) Росси интересовался лагерными выражениями и поговорками. Причем он пытается объяснять их смысл читателю. И похоже, что за 19 лет глубокого погружения в языковую среду всех тонкостей языка филолог так и не понял.
Например,
по ханжеским правилам убираю нормальный родной мне и любимый русский язык под кат
[кажется, не убралось - извините и потерпите]
в статье «Хуй» видим:
1.Человек. «Там какой-то хуй тебя зовет».
3.10. «На хитрую жопу – хуй с винтом.» Предостерегающих нас бед не избежать, а попробуешь хитрить – еще хуже будет.
[и тут же нас отсылают к статье «Жопа», где приводится наставление: в лагере, если тебе сказали «на твою хитрую жопу есть хуй с винтом» хорошим тоном считается находчиво ответить «а на твой хуй с винтом у меня жопа с лабиринтом»]
3.14. «На хуй шкурку натягивать.» Отрицать очевидное.
3.25. «Папа любит чай горячий, мама любит хуй стоячий.» Это значит, что о вкусах не спорят.

А в статье «Казак» вообще дивно:
«Дед был казак, отец – сын казачий, а сам ты – хуй стоячий». Поговорка, показывающая, что дела идут все хуже.

старое время

сказ волшебно закрутила – я читаю, не дыша:
пишет летопись Тортилла хантам, мантам, беляшам,
пишет галлам и баварцам – так Толстой не мог молчать –
пишет малышам и старцам, ставит пятую печать

текст ее Мусин и Пушкин Лихачеву продадут
прав лишат, семьи и кружки, вышлют на крутой маршрут,
по Владимирке меж хижин в белом венчике из рун
на Владимира обижен, в кандалах бредет Перун

Галина Гостева и её гости

В Доме книги на Новом Арбате /в девичестве Калининский просп./ прошла презентация энциклопедии пряностей и специй Пряные человечки А.Шипилевского shipilevsky и Г.Гостевой shakherezada .
Они работали над книгой много лет: сначала по отдельности и независимо друг от друга, а затем объединив усилия - и получилась добротная хорошо иллюстрированная монография.
К сожалению, Александр приехать не смог, и издание представляляла одна Галина
Gosteva_Galina2+_aB

Gosteva_Galina3+_aB

smesi1_aB

slushateli2+_aB
А потом началась дегустация того, что наприготовила - с разными пряностями, специями и смесями - Галина Евгеньевна
Collapse )

кондоминимум

Наш кондоминиум. Живущим здесь кондомам
по минимуму нужно интеллекта –
живем в достатке мы, и с нашим управдомом
тужить нам не приходится: калек-то
мы умственных своих сдаем в коллектор,
кто не сдается, тех уничтожают,
а бабы толпы новых нарожают.

теомедведицея

В подъезде стоит стол, и на него выкладывают бесплатные газеты - потрошу на них рыбу, так что эти газеты вы видели.
А иногда соседи приносят стопки ставших ненужными книг - не все из них так свежи, как газеты, но бывают тоже ничего.
Пелевин, Сорокин, детективы, тома по истории москвы, как-то ухватил там новенький Молот ведьм.
Вчера лежало вот это издание - тоже не мог пройти мимо
Bear_i_God1A_aB

решения

на реперендуме решили, что лишь репа
имеет право называться корнеплод -
во Франции так репу звать нелепо,
и там она в продаже как ренклод:
её рисует Клод Моне, а Дебюсси
играет Вздох сардине иваси

на привирендуме решили, что прививки
от вируса помогут, как припарки –
открыл буфет, налил стакан наливки,
а в холодильнике еще бутылка Старки,
её потом открою я Сусанне,
сюжет: она без старцев, лежа в ванне

на преферендуме сочли, что преферанса –
век доживающей интеллигенции отрыжки –
излишне правила сложны народным массам,
он вреден для ума, как с полки книжки
мозги людей гноящие: пока
народ пускай играет в дурака

из Иосифа

Девки ветрены, и в жизни перекресток –
наливай фалернского, мальчик –
на Васильевский я еду нынче остров:
потому что мне Лосиный остров жальче.

Приезжай на воронке своем харонном:
жизнь оказалась слишком длинной.
Если выпало родиться Эхнатоном,
жизнь земную лучше жить до половины.

Наливай фалернского, детка.
Как сказал мне фтизиатр откровенно:
держит взаперти грудная клетка –
мы на снимках видим лишь каверны.

Пальцы помнят вкус горячей смуглой кожи,
мальчика тошнит вином за кипарисом.
Мавра рожа, доводящая до дрожи
Еву, не дающую Парису.

купаться

Муму просила эскиму
в полдневный вязкий зной -
пойти к реке нырять ко дну
позвал Муму немой.

Они идут через бурьян,
бредут через кусты,
Герасим был немного пьян,
с Муму он был на ты.

Муму пищит: и мне налей
пивка похолодней -
Герасим же, как Веверлей,
застрял башкой на дне.

Отяжелела голова
от пива и в жару -
из речки ноги лишь едва
увидим поутру.

Муму останется живой,
домой пойдет Муму -
Герасим спит вниз головой,
и раки шумною толпой
уже спешат к нему.