Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

репортаж с повязкой на глазах

Некоторое время назад ко мне обратился журналист, радиоведущий и блогер Анатолий Гендин и попросил выступить в его передаче в прямом эфире.
Тема - примеры фальсификации названий на рыбном рынке РФ. Люди, которые читают меня регулярно, знают, что я уже много лет фотографирую неправильные названия на ценниках, выкладываю их у себя в блоге - и объясняю, кого мы видим на прилавке на самом деле.
Материала накопилось много, так что появился повод всё это систематизировать - чем и занимался последние несколько дней.
Создав крепкий логично организованный и достаточно подробно иллюстрированный текст, я понял, что это добротная лекция часа на 2, а то и на все 4 - с учетом того, что это прямой эфир, и там будут задавать вопросы, уводящие от продуманного мной сюжета, но это далеко не первый мой теле- и даже радиоэфир, так что надеюсь как-то справиться.
Естественно, объяснять радиослушателям, которые не видят моих картинок, чем корюшка отличается от пехерея, а кета или горбуша от семги немного сложно - но опыт интересный
gorbusha1_as_semga1_1_zatemn26_contrast24_osvet_autocolour_edit_aB

Сегодня в 20.00. Как поёт БГ, время наерудироваться.
Анонс ведущего
https://rpfm.ru/news/premium-news/atlasfish
На следующей неделе поставлю в ЖЖ тезисы моего сегодняшнего радиосеминара, сделав их в формате развернутой статьи.

еще тюторское

[Поставив вчера и позавчера куски о педагогической работе, сообразил, что рассказов написал уже много, но в ЖЖ их почти не ставил - а люди спрашивают: что там было, как я спасся? Чинарики стрелять не буду - а за неделю до разговоров на крыльце было вот что.]

Он должен быть давно, но Германа всё нет.
Здесь должен быть фонтан, но он не бьет.
И мальчика всё нет – но вон кого-то бьют.
Это я уже поднялся на крыльцо: решил зайти в школу и узнать, почему задерживают Афонин класс, и услышал шум вроде как драки, а с высокого крыльца разглядел и свалку – через двор в тени деревьев. Ссыпался с крыльца и – не побежал, но широким шагом – двинул туда.
И точно: Афоню уже вмяли в жидкий снег с грязью, два мальчика сидят на нем – один на груди, а другой на коленях – и тычут кулачками в незанятые их попками участки Афониного тела, еще двое прижимают к земле его руки, хорошо хоть руками, а не ногами, а пятый скачет вокруг и примеряется пнуть Афоню в голову.
Сдергиваю за шиворот обоих сидящих на тушке, смахиваю тех, что держат руки, сую кулак под нос пацану, который не сориентировался в изменившейся расстановке сил и уже занес ногу для удара.
– А ты стой здесь, – говорю ему свирепым басом, – сейчас поведу тебя за шкирку к директору. Расскажешь, где научился впятером на одного нападать.
– Это не я, – блеет жертва, – он первый напал. – Пацанчик понимает, что бить я его не буду, и смелеет. – Это они, – машет он рукой на улепетывающих подельников, и тут же срывается за ними следом.

А Афоня так и лежит навзничь во взрытом снегу, моргает и щурится.
Протягиваю ему руку, мальчик хватается мокрой ледяной ладошкой, и я рывком ставлю его на ноги.
– Жив? Ничего тебе не сломали?
– Ник Бор, ну на хера ты вмешался? – лыбится несгибаемый Афоня, – я бы и сам их раскидал. И накостыляю еще. По одному буду ловить.
– Ну а они опять соберутся вместе, и позовут еще троих и пятерых, тобой обиженных. А меня рядом не окажется, так они руки-ноги тебе переломают, а то еще и башку пробьют.
– Не, мою не пробьют! Я знаешь сколько себя по голове дубовой нардной доской колошматил, и хоть бы что. У меня череп крепкий. Стоп! Да стой ты на месте, не топчись! Ник Бор! Стой! Тут где-то в снегу мои очки!
Афоня наклоняется и начинает просеивать между пальцев грязное снежное месиво. Руки без варежек сразу краснеют, а ему хоть бы хны.
– Черт, – бормочет он. – Нету. Что маме скажем? А, есть! – и торжествующе извлекает из-под ног очки.
Стекла на месте, и даже дужки не погнулись – повезло.
С очков стекают густо-коричневые капли, но он тут же нахлобучивает их на и без того извазюканную физиономию.
– Эй, подожди, дай-ка я очки вытру.
Но Афоня машет рукой: и так сойдет – у него теперь другая проблема.
– Слушай, а где мой рюкзак? И мешок с обувью?
Действительно – где?
– А ты с ними был, когда весь этот армагеддон начался?
– Армагеддон я им еще устрою, а еще ихним жопам аутодафе. – Понятно, это он Криминальное чтиво смотрел. – А, так я же рюкзак и мешок в раздевалке оставил, когда меня позвали подраться. Подожди, я сейчас.
– Нет уж, пойдем-ка вместе, чтобы ты опять в какую-нибудь войну не ввязался.
Хохочет, совершенно счастливый, а в школьном гардеробе – да, вот они, и мешок и рюкзак, прямо на полу брошены – когда я отправляю его умыться, сначала упирается и скандалит, но потом уходит и возвращается через минуту с совершенно уже камуфляжными разводами на лице.
Так и едем в метро, и люди осторожно от нас отодвигаются.
Хорошо еще, что так возбужден битвой, что левых догфудов не стал клянчить.

лёд и наоборот

[Это окончание истории, которую поставил вчера https://maxnicol.livejournal.com/2580641.html ]

Афони нет.
Подхожу к крыльцу, на нем стоит руководитель группы ледовых террористов, рядом взрослая миловидная девица в черной косухе и в шнурованных мозгодавных ботинках.
– Вот он, – говорит мальчик, указывая на меня пальцем. – Это он.
Девушка даже не говорит ему, что тыкать пальцем невежливо – наверное, эти новые интеллектуалы воспитаны на Гоголе: Вий тоже так делал.
Поднимаюсь по ступенькам, эти двое прикрывают спиной школьную дверь, так что мне не войти, не сдвинув их, не ударив их створкой.
– Вчера вы угрожали детям, обещали сломать им руки и пальцы, выбить зубы, и еще как-то пугали, – напряженно говорит косуха, строго глядя мне в глаза. – Вы что, сумасшедший? Ненормальный? Маньяк? Мы приехали не одни, – продолжает она и показывает рукой, не пальцем. Кисть красивая, пальцы длинные, ногти не слишком острые, не вульгарные.
Там за школьной оградой стоит черный джип, а рядом с ним переминаются трое крепышей, тоже в черном. Внедорожник не из очень серьезных, Тойота, что ли, да и сами парни молодые, не сильно за двадцать, но трое, как говорил Бандерас – это слишком. Или это сказали Ахилл с Менелаем – про Трою.
– Вы сейчас поедете с нами, будем разбираться, – твердо говорит Царевна Черный лебедь. Наверное, сестра ледокола: для мамы слишком молоденькая. – Расскажете, зачем вы пристаете к детям, пугаете их. Там решим, что с вами дальше делать.
Collapse )

лед и пламень

[Продолжаю писать о том, как работал гувернером в годы безденежья - они, правда, и сейчас ненамного зажиточнее.]

Нашего мальчика нет, но на крыльце стоят целых три штуки чужих – и каждый держит у живота по куску льда. У одного глыба диаметром с его голову, может быть, чуть больше, у остальных немного поменьше, но с зазубренными краями.
Еще не дойдя до ступеней, слышу:
– Значит, повторяю еще раз, – это тот, что со здоровой ледышкой, – когда дверь откроется, вы встаете за неё, тогда он подумает, что я тут один. Если это не он, то мы просто пропустим, и будем ждать очкастого. Если он, я подниму оружие над головой, это вам сигнал. Даем ему выйти, вы навалитесь на дверь, чтобы она закрылась, и он не заскочил обратно. Тут я сразу бью его с размаху по голове, и он падает. Когда упадет, кидайте в него свои бульники, даже если башка уже треснет.
– А если он не упадет или увернется? – уточняет второй номер.
= Тогда тем более бейте его по затылку, – твердо отвечает несгибаемый Каракозов. – Нужно, чтобы он упал, тогда я наступлю ему на руку. Может, сломаю, а если нет, всё равно мы его ногами добьем.
– А кого забиваем-то? – спрашивает третий.
– Да очкастого же, – досадливо отвечает организатор, – которого в прошлый раз не забили.
Видно, что он уже устал держать кусок айсберга, и не роняет его только из принципа и усилием воли.
– Кого, значит, забиваем? – переспрашиваю и я. Я уже поднялся на крыльцо, стою с ними рядом уже минуты три, но они меня не замечают: то ли от возбуждения, то ли потому, что я для них слишком крупный, и они на мне не фокусируются. Я их узнал: те самые, что сидели на Афоне в сугробе в прошлый раз, и кого я расшвыривал – они тогда сразу драпанули, и похоже, меня не запомнили.
– У нас тут свои дела, – буркает лидер преступного сообщества, – вы, дядя, не мешайте.
– Дела, – говорю, – закончились. Быстро побросали свои ледышки и брызнули с крыльца, пока я вас за шкирман к директору не оттащил. Дверь вы не откроете, у вас руки заняты, а лестницу с крыльца я перекрываю – ну и куда вы нафиг денетесь? Только к директору.
Двое слева топчутся нерешительно, смотрят на вожака, а он гнёт свою линию – нормальный лидер, стойкий:
– Да не слушайте вы его. Помните, как нас учили, если подходит посторонний: говорить, что мы его не знаем, а он к нам приставал. И не отвлекайтесь, очкастый вот-вот выйдет.
Collapse )

двоякодышащее

У нас на курсе учился игрок институтской команды по футболу - тренировался, ездил на соревнования.
Как-то попал с ним на экзамен по зоологии позвоночных. Защитник мычал, шепотом просил нас помочь - но было видно, что ответов по билету не будет.
Преподаватель кинула ему спасательный круг:
- Назовите какую-нибудь двоякодышащую рыбу, мы мирно разойдемся, и больше я вас никогда не увижу.
Несчастный напрягся, запунцовел - и тут же его лицо просветлело, человек вспомнил:
- Так крокодил же! - сказал он бодро.
И на следующий год ихтиолог-футболист опять был с нами.
Правда, на 4-м курсе его всё-таки отчислили: в тот год на первый курс зачислили парня после армии – там он тоже играл в футбол, так что его сразу взяли защищать честь рыбного института. А зачем в команде два защитника, если один, к тому же, хронически неуспевающий.

настольные таблетки

Приходящая учительница дает простейшее задание: прочитать вслух слово table-tennis и перевести. 9-летний мальчик, голова которого уже вспухла от предыдущего часа занятий, впадает в ступор, видит вдруг совсем не то, что написано в книге, и произносит:
Табл’етеннис.
– Ну почему же? – озадаченно спрашивает учительница, – ты, конечно, отлично знаешь оба слова: тэйбл и теннис. А вместе это?
Но на мальчика уже напал морок, и он, хотя и услышал действительно давно и прекрасно знакомое слово тэйбл, не может выбраться из плена возникшей картинки – которую и озвучивает:
– Это таблетки на столе.
Да, слово тэйбл пришло на помощь, на он по-прежнему отчетливо видит эти иностранные таблетеннис.
Учительница понимает, что мальчик дразнится – и, наверное, устал – но ей нужно довести урок до конца: деньги она отрабатывает честно.
– Ну о чем ты думаешь? – спрашивает она.
Видя, что проблема с непонятными таблетками отъехала в сторону, мальчик осторожно выдыхает:
– Про ваши прекрасные глаза.
Может быть, это действительно так, может быть, ему хочется сделать учительнице приятное и показать, что у них снова мир и взаимопонимание, а может быть, он уже слышал, что женщинам нужно говорить комплименты.
А еще позавчера он читал сказку про жабу, газа у которой были, как драгоценные камни – и до сих пор живет под впечатлением этого образа.
По счастью, он хотя бы не успел сказать, что глаза у неё красивые, как у жабы – а она, решив, что над ней точно издеваются, уже начинает закипать:
– Ты сегодня сначала хорошо занимался, и я хотела не давать тебе задание на выходные, но теперь придется. Запиши: тебе нужно будет написать 20 предложений: 10 примеров со словом тэйбл и еще 10 со словом тэйбл-теннис, настольный теннис – это игра такая.
Мальчик не знает этой игры, но сам теннис он видел по телевизору: прыгают с ракетками, бьют по мячу через сетку – хотя никакого стола он там не заметил.
Но кошмарные настольные таблетки таблетеннис растворяются и исчезают – а, может быть, если это игра, речь идет о шашках для нард или о прыгающих по столу кругляшах для игры в блошки? – только какое-то тяжелое недопонимание между ними остается.
Учительница будет теперь относиться к этому склонному к издевательствам тихоне, каким считала его раньше, с подозрительным недоверием, а мальчик так и не поймет, почему учительница, которая ему нравилась и которой он пытался это показать, вдруг так разозлилась.
Да еще вдруг эти взявшиеся вдруг ниоткуда таблетки – слово стол, тэйбл он, конечно, давно знает, ничего особенного.

кола после школы

[Те, кто читает меня давно, может быть помнят рассказы о том, как я подрабатывал гувернером. Они под тэгом тютор. Пока сидел дома, написал еще несколько - буду постепенно выкладывать.]

Афоня приносит на проверку тетрадку с домашним по математике. У нас так принято: он сидит в комнате и пыхтит там, решает сам – а зовет только если что-то совсем уж не понимает. Сначала я садился рядом, но на второй или третий день мальчик взвыл: не могу, говорит, когда над душой висят – я от этого тупею и злюсь.
И правильно, я и сам не могу, когда кто-то пялится – и у Толстого описана похожая история, только там старый князь Болконский на княжну Марью во время их занятий математикой еще и ногами топал, чего я себе, конечно, не позволяю, так я ведь и не князь Николай Андреевич.
Тетрадь Афоня держит перед собой в правой руке, а левую прячет за спиной. А когда я беру тетрадку и раскрываю, пацанчик не спеша достает из-за спины литровую уже наполовину опустошенную бутылку Кока-колы, отвинчивает крышку, делает глоток сразу граммов на триста, а потом приближается почти вплотную и громко рыгает мне прямо в лицо.
Чудом подавляю первое импульсивное желание дать ему оплеуху отодвигаюсь подальше, чтобы он не повторил, а то ведь еще блеванет, чего доброго, и рявкаю:
– Совсем уже оборзел?
– А че такого? – лыбится мальчик. – Подумаешь, кола.
– Во-первых, в лицо не рыгают: это оскорбление. Да и вообще при людях стараются не рыгать. А во-вторых, ты отлично знаешь, что всякую газировку тебя запрещено строго-настрого, ты от неё толстеешь. Когда ты её бессовестно покупаешь в ларьках со всяким фаст-фудом, который тебе тоже запрещено, я еще молчу, хотя порой хочется запихать тебе твои сардельки за шиворот вместе с горчицей и кетчупом. Но припереть бутылку в квартиру – это уже сверхнаглость. Колу, которую ты купил сегодня, ты выдул прямо у ларька – а эта откуда взялась?
– А может, я и хочу тебя оскорбить, – радуется нахальный ребенок.
Так, Ник Бор, главное – держать себя в руках, это он провоцирует, а то и просто так шутит. А он продолжает:
– И ничуть я не толстею. Давай, попробуй меня ущипни, а потом я тебя ущипну: посмотрим, у кого получится. А колу я сбегал к метро и купил на большой перемене, нам разрешают. Видишь, половину уже выпил на уроке.
– Что, так вот и пил на уроке – и так же мерзко рыгал?
– Ну, может и не рыгал, я не помню. Да нам разрешают, честно. Ты что, мне не веришь? Да ты приходи как-нибудь к нам на урок во время занятия, посмотри и послушай: все пьют колу и все рыгают, и девочки тоже. Такой шум стоит, что учительница нас не может перекричать, так все рыгают. А что она говорит, даже непонятно, поэтому мы и домашку не записываем.
– А бутылку, – тут он допивает остатки и снова срыгивает газом, но уже не в мою сторону, а вверх, – ты заберешь с собой.
– Ну уж нет, – защищаю я последние рубежи, – тут я покрывать тебя не буду. Как хочешь, так и выкручивайся. Пора уже тебе, наконец, получить от своих порцию по второму мозгу. И за то, что нарушаешь все запреты, и за то, что разрыгался тут во все стороны, и за то, что хотел меня оскорбить. Этак ты скоро начнешь пердеть в прилично обществе, а лечение таких дурных привычек идет эффектнее всего через зад.
– Это кто тут приличное общество? – не унимается Афоня, – я сам сколько раз видел, как ты пил пиво с моими родителями, да еще и что-то покрепче, вроде виски.
– И что, мы при этом рыгаем и пукаем? – спрашиваю строго, – вот так вот сидим за столом и ну давай газы выпускать по очереди? Да тебя бы сразу сдуло, а то и просто рухнул бы на месте от удушья.
– Да я же поэтому сразу и ухожу, когда вы за стол садитесь, а как вы потом себя ведете, не знаю. Может и сами падаете. Так что возьмешь в портфель бутылку?
– Нет, не возьму.
- Тогда я тебе математику не покажу. Так и скажу: сидел за компом, занимался своими делами, а на меня не обращал внимания. И еще выдул целую большую бутылку колы. Да вот она, так что не отвертишься, – впечатывает с размаху пустую бутылку в стол рядом с клавиатурой, – теперь сам отмазывайся.
Мальчик уходит в свою комнату вместе с непроверенной тетрадкой, а я осторожно беру липкую бутылку двумя пальцами за горлышко и несу её в мешок с мусором: как раз скоро Нянянина пойдет в сад за Катей – и, как обычно, всё вынесет.
А этот смышленый может вырасти и премьер-министром.
Президент-то у нас есть, и эта вакансия не появится долго.

Грета

Грете Т. предложили, пока всё равно принят режим изоляции и она не может выступать в ООН, продолжить обучение в удаленном доступе, чтобы нагнать отставание по школьной программе, вызванное её экологической деятельностью.
Грета отказалась, заявив, что сейчас она выбрала в качестве формы протестной активности отказ от включения компьютера, и не подходит к монитору:
- Ваш коронавирус отнял у меня детство, - заявила отважная защитница климата, - и я не могу позволить себе в это сложное время развлекаться вашими школьными глупостями.
Так вместе мы победим пандемию.

кот Мао

Относительно недавно рассказывал, как мне предложили написать школьный решебник по математике. Не помню. каким тэгом пометил тот пост, так что не могу его сейчас найти, но это не так важно: про грешебник точно рассказывал. А уж совсем недавно напоминал о бассейне Шредера кота Шредера Мао Цзедуна, а уж задачки про бассейн мне хорошо давались еще в школе.
Так что возвращаюсь к работе над учебным пособием по безработице.

Сколько девственниц потребуется, чтобы согреть олимпийский бассейн?
При условии, что изначально Т воды была +15С? А +22С?
За сколько времени 3000 девственниц охладят бассейн с водой +45С до +35С?
Сколько девственниц потребуется, чтобы согреть бассейн для 3,5 Мао Цзедунов?
Для 2,12? Для 1,75? Для 6,32?
Жду договор, аванс, роялти.